Error During Form Submission

ГОБЕЛЕНЫ: ВЫТКАННЫЙ МИР

Гобелены всегда стояли особняком в сфере декоративно-прикладного искусства. Дело в том, что, хоть они и считаются разновидностью ковров, но ассоциируются скорее с картинами. Используя огромное многообразие сюжетов, авторы гобеленов порой создают целые миры: здесь и история, и мифология, и философия… Все это в полной мере представлено на Третьей российской Триеннале современного гобелена, которая проходит с 20 июня по 30 сентября в Хлебном доме музея-заповедника «Царицыно».


От древних дворцов до советских квартир


Гобеленом или шпалерой называется односторонний безворсовый тканый ковер ручной работы, на котором при помощи разноцветной шерсти, шелка и нитей воспроизведен тот или иной сюжет или орнамент.


Хотя само слово «гобелен» родилось в средневековой Франции, это направление ткачества было известно еще в глубокой древности. Как правило, такие изделия были дороги и их могли себе позволить только состоятельные люди. Впрочем, и в наше время они недешевы. Кстати, гобеленами обычно называют только ковры, а шпалерами – любые изделия, выполненные в соответствующей технике, например, одежду или обивку для мебели. Гобелены и шпалеры нередко использовали для украшения дворцов и храмов.


В проекте, помимо образцов художественного ткачества, хранящихся в собрании музея, участвуют произведения более ста современных художников, работающих в технике классического гобелена и родственных ему. Многие из них были созданы еще в советские времена.



Любовь Сергеева-Шафранская. "Царицыно"



Как мы помним, в Советском Союзе многое являлось дефицитным. И ковры были показателем роскоши и достатка. Конечно, для простых советских людей они были не слишком доступны: стоили больше зарплаты инженера. Поэтому большинство приобретали именно гобелены. Чаще всего на них был рисунок в виде лебедей или оленей. Гобелены, в отличие от обычных ковров, не собирали в таком количестве пыль и их не нужно было так тщательно выбивать. Они прекрасно закрывали дырки на обоях, заменяли отсутствующие картины… И, наконец, их можно было использовать в качестве покрывал.


В наши дни классические ковры в качестве элемента интерьера отошли в прошлое, но гобелены в том или ином виде до сих пор можно встретить во многих домах.


Гобелен выгодно отличается от ковра еще и многообразием сюжетных вариантов. Те же ковры советской эпохи имели, как правило, стандартный узор в виде цветов, листьев и геометрических форм. А вот гобелены представляли собой целые художественные полотна. Дело в том, что выткать нестандартный рисунок на изделии с ворсом не так-то просто. Поэтому шпалерная техника предоставляет куда больше возможностей для креатива.



Сергей Гавин в своём "Лабиринте" изобразил целый мир


Классика жанра


Если взглянуть на экспонаты выставки, то можно поделить их на несколько категорий. Первая из них – это вердюры: растительные, пейзажные и геральдические мотивы. К ним можно отнести, например, «Простор» Татьяны Гаршиной. В центре композиции – стая птиц, они как бы посредники между миром земным, который символизируют колосья, и миром небесным – облаками. «Времена года» Елены Семеновой – попытка передать при помощи различных фактур и цветов «настроения» четырех сезонов: зима, весна, лето, осень… Сюда же органично вписываются инсталляции Наталии Цветковой, изображающие бабочек и листья.



Елена Семёнова. "Времена года"



"Листья" Наталии Цветковой как будто настоящие, но из другого мира


Следующая условная категория – это различные виды, в том числе и архитектурные. Например, композиция «Воспоминание» Татьяны Смирновой создана под влиянием лирико-романтических впечатлений о парках и дворцах Германии, где довелось побывать художнице. «Царицыно» Любови Сергеевой-Шафранской – сочетание дворцового пейзажа с мифологическим орнаментом. Павлины на гобелене «намекают» на то, что автор считает усадьбу райским уголком.


Мир мифа и сказки


А как же без аллегорий и мифических сюжетов? Некоторые гобелены представляют собой прямые отсылки к конкретным мифам: «Похищение Европы» и «Нить Ариадны» Андрея Мадекина. «Сады вдохновения Анри Руссо» Ларисы Рубцовой изображают фантастический мир художника, рисуя его среди буйной тропической растительности, зверей и птиц, сливающимся с природой.


«Волка бояться – в лес не ходить» - иллюстрация Марины Русановой к известной русской пословице. Но на самом деле это скорее иллюстрация к пушкинскому «Лукоморью»: на ветвях качается русалка, под ней сидят две совы, на земле – волк и заяц. Присутствуют здесь и другие птицы, и белка, и кот… А вот «Неведомая сила» Ольги Поповой – уже непосредственная отсылка к пушкинской «Русалке». Среди вековых дубов вращается колесо водной мельницы – Судьбы… Сколько в этом драмы и тайны!



"Волка бояться - в лес не ходить": вот так увидела сюжет известной русской пословицы художница Марина Русанова



Пушкинская "неведомая сила" в интерпретации Ольги Поповой


Дебри философии


Немалую часть экспозиции составляют произведения, несущие некий символико-философский посыл. Так, в «Середине лета» Ольги Глуховой медвежонок, сидящий спиной к луне, отбрасывает тень на ночные цветы. Сразу же вспоминается, что медведь у некоторых народов является тотемным животным, а кроме того, этот символ часто ассоциируют с Россией…



Медведь летней лунной ночью в исполнении Ольги Глуховой


В «Лабиринте» Сергея Гавина угадываются и библейские образы, и животные, и растения, и какие-то причудливые существа… Похоже, что под лабиринтом художник понимает весь мир.


«Ноосфера» Федора Львовского – это сочетание образов, которые трудно описать. Но в них угадываются и вершины гор, и струи водопадов, и очертания озер и морей, степи и луга, и, наконец, космос… Похоже, автор хотел показать нам, что все сущее в мире слито воедино, пребывает во всеобщей гармонии…



Так выглядит ноосфера для художника Федора Львовского


«Лодка времени» Матвея Щербакова символизирует, по-видимому, жизнь человека, движущегося сквозь время. Краешек лодки едва виден, впереди бурный водопад, который ей предстоит преодолеть, а где-то над горизонтом встает солнце…



«Тайная жизнь черного квадрата» Галины Храмцовой – сочетание различных фантастических форм на фоне темного квадрата в клеточку. Сама художница утверждает, что это «зеркало, в котором каждый видит свое». Здесь, как на пустом листе, человек может нарисовать все что хочет.



Жизнь человека подобна лодке, проходящей сквозь время. Такой увидел ее Матвей Щербаков


«Песни неба и земли» Елены Карповой восходят, пожалуй, к мифам северных народов. В изображении угадываются две разделенные половинки – не то солнца, не то луны. Остальные символы сложно идентифицировать. Но понятно, что за этим стоит некая глобальная идея, идея божественного, мирового единства, как его понимали в древности.



Елена Карпова попыталась изобразить древнее понятие об устройстве мироздания


Одиночество в большом городе


Затронута и тема существования человека в современном урбанистическом мире. «Город» Анны Крайновой – нагромождение современных архитектурных форм, строительных лесов, башенных кранов. Имитация художественной техники граффити создает соответствующую атмосферу.


А вот гобелен «В ночном парке» Ксении Ивановой: тень, символизирующая человека, скользит между очертаниями деревьев. Художница считает, что для нас, городских жителей, крайне важно хотя бы иногда побыть наедине с самими собой и природой…


«Парк постиндустриального периода» Владимира Мухина – нагромождение непонятных технических объектов. Или, может, это живые существа? Или киборги? Может, так будут выглядеть через энное количество веков деревья или животные?



Владимир Мухин. "Парк постиндустриального периода". Сложно понять, что это - технические объекты или нечто одушевленное? А может быть, то и другое?


Рассматривая экспонаты, невольно начинаешь думать о том, что гобелен – идеальный элемент дизайна, позволяющий не только украсить жилище, но и выразить себя, свой индивидуальный взгляд на мир, то, что мы не всегда можем высказать словами…


ИРИНА ШЛИОНСКАЯ



Фото Анны Юферевой